Мошенничества, обман, спам и пиратство в интернете. Логотип BezObmana.Com

Мошенничества, обман, спам и пиратство
Статьи о мошенничестве, обмане, спаме, пиратстве и электронной коммерции

  Главная   Статьи   Новости   Поиск   О проекте   Контакт   Карта сайта
 
СТАТЬИ ОБ ЭЛЕКТРОННОЙ КОММЕРЦИИ

Как пользователи делают вашу рекламу

Пятый клик фальшивый

Разрыв шаблона, или Дело о похищенном сервере

В деле нижегородских кардеров доказано 394 эпизода

wwwиртуальная афера

Биржевые роботы: циничные и коварные

Машинный король

Перечень предметов запрещённых к ввозу в определённые страны мира

Мечты и страхи начинающего биржевого спекулянта

Что такое стартап?





Для сотрудничества по размещению рекламных материалов у нас на сайте предлагаем вам связаться с нами с помощью e-mail(а) указанного на странице "Контакты". Кроме того вы можете связаться с нами случае заинтересованности в тематическом обмене ссылками с нами или для любых других вариантов сотрудничества или взаимного обмена рекламой с нашим ресурсом.


Нам интересны также предложения размещению рекламных материалов на паритетной основе, как на специально выделенных для этого страницах так и на главной странице нашего проекта.

Мошенничества, обман, спам и пиратство в интернете. Предыдущая страница предыдущая страница

Электронные наличные как субъект законодательства

Первоначально эта статья задумывалась как обзор положения дел с законодательной базой для обращения электронных наличных в России. В это время, впрочем, правильнее было говорить не о законодательной базе, а о неких основах для ее создания, присутствующих в российском законодательстве. За время написания статьи произошло несколько событий, существенных для этой темы. Во-первых, пионер в этой области компания DigiCash объявила о банкротстве. Это вызвало волну обсуждений в банковских и телекоммуникационных кругах. Их суть, во многом, сводилась, к тому, что крах был вызван несоответствием высокого технического уровня системы и ее юридической и маркетинговой концепций и . Участниками был высказан ряд соображений по поводу того, какими эти концепции должны быть. Во-вторых, процесс легализации электронных платежей в целом стал стремительно набирать темп. В частности, был опубликован ряд документов Центробанка, посвященных электронному документообороту. Что-то из этого удалось включить в текст, что-то осталось за кадром. Поэтому статью следует скорее рассматривать как "моментальный снимок" стремительного процесса легализации электронных платежных средств. По ходу статьи я постарался привести ряд ссылок, по которым можно отслеживать, как меняется ситуация в данной области.

Обсуждение и использование различных систем электронных платежей плавно переходит от технологий к маркетинговым и юридическим аспектам. Вероятной причиной явилось понимание того, что сами по себе красивые технологии не являются самодостаточными для распространения таких (и других) систем в обществе. Процесс социализации требует, во-первых, потребности общества в данных инструментах, во-вторых - восприятия их обществом как надежных и удобных. При этом "общество" включает в себя как минимум четыре составляющих - пользователей системы, частных и корпоративных, их бухгалтеров, налоговые органы и государственный финансовый контроль. В случае, если хотя бы одна из перечисленных составляющих находит систему неудобной или незаконной, система остается высокотехнологической игрушкой ограниченного круга энтузиастов. В этом смысле показательным примером является крах проекта электронной наличности компании DigiCash. Как стало недавно известно, компания заявила о своем банкротстве, поисках новых инвесторов или возможной продаже или лицензировании своего интеллектуального портфеля (стоимость которого независимые эксперты оценивают в миллионы долларов). Показательным является не столько сам крах, а то, что он проходил по предсказанному заранее механизму. Аналитики, в частности известный специалист по электронным платежам Роберт Хеттинга (www.philodox.com), давно указывали на ошибки DigiCash в продвижении электронных наличных. Указывалось, во-первых, что политика компании "одна страна - один уполномоченный банк" сужала число банков-участников системы. Второй существенной ошибкой был акцент на анонимность как на самоцель, в то время как ее более продуктивно рассматривать в качестве средство создания дешевой и гибкой платежной системы. При этом DigiCash являлась держателем патентов на базовые методы платежей электронными наличными и развитие компании, по сути, было экспериментом в чистых условиях. Такая предсказуемость делает эту неудачу идеальным примером того, как неправильный маркетинг и позиционирование могут свести на нет любые преимущества системы. Вообще говоря, в продвижении новых товаров маркетинговая составляющая обычно заслоняет юридическую и бухгалтерскую. Большинство товаров не имеют юридической специфики и не требуют специальных усилий для их легализации. В то же время, для высокотехнологичных товаров часто наблюдается обратная ситуация. Дело в том, что для многих из них преимущества являются настолько очевидными, что не требуют специального акцентирования. В то же время, их новизна иногда настолько не вписывается в фиксированную законом картину, что они требуют создания новых областей права. Вспомните, например, сколько законотворчества происходило вокруг появления и развития автотранспорта. Для любителей более свежих (и более российских) примеров можно привести создаваемое с нуля законодательство по IP-телефонии и беспроводным сетям (http://www.comptek.ru). В качестве менее яркого но гораздо более массового примера можно привести трудности при проведении через бухгалтерию оплаты услуг по доступу к Интернету на заре его появления или сложности в в налогообложении продаж телекоммуникационных услуг через дилеров. Описание и обсуждение правильной схемы таких продаж вполне могло бы стать предметом объемистой статьи.

С электронными платежами ситуация схожая. Мало кто из российских пользователей Интернета откажется от возможности платить деньги со своего компьютера. Более того, я уверен, что если по щучьему веленью завтра возникнет средство в виде волшебной приставки к компьютеру, в которую можно будет насыпать мелочи и послать ее по Интернету, то послезавтра образуется гигантский рынок товаров под такие платежи. Один только рынок микроплатежей по действующим ныне сайтам можно оценить в миллионы долларов в месяц (врезка по объемам платежей). Но при этом, в отсутствие волшебной приставки, и продавец, и покупатель должны быть уверены в том, что они на таких сделках не пострадают. Средства здесь есть два. Первое, вероятно, задействуемое на начальном периоде, - опять-таки развитие рынка микроплатежей. Если речь идет об очень маленьких суммах, то многие не будут вдаваться в тонкие детали надежности системы и примут ее на веру. Во-вторых, в долговременной перспективе, - это создание юридических документов, всесторонне описывающих такие системы, права и обязанности их участников. Я бы хотел отметить бытующее заблуждение о полном отсутствии в Российском законодательстве базы для такого законотворчества. На самом деле в Гражданский кодекс РФ уже заложены необходимые положения, описывающие документооборот в электронном виде http://www.cyberplat.ru/index2.htm, и на этой основе уже успешно введен в действие ряд документов и инструкций таких организаций, как Банк России (см. http://www.cterra.com/248/tema_nomera/chapter8.asp и другие публикации перечисленных авторов). Более того, этот базис является достаточным, или почти достаточным, для легализации систем электронных платежей, работающих на основании управления личным счетом клиента, таких как CyberPlat (www.cyberplat.ru). Методом платежа в таких системах является перевод денег со счета покупателя на счет продавца, а электронные деньги играют роль платежного поручения. Законодательство не накладывает принципиальных ограничений на форму поручения. С другой стороны эта простота легализации имеет свою цену. Порядок открытия счетов и отчетность по ним подчиняется достаточно жесткому банковскому законодательству, что заведомо снижает гибкость и функциональность системы. Этот вопрос подробно рассмотрен в статье Александра Евтюшкина http://www.computerra.ru/1998/39/12.asp.

Несколько иной является ситуация с системами электронных наличных, такими как DigiCash. Электронные наличные существуют в виде специальных файлов, хранящихся в компьютере их обладателя. Такие файлы, по своим свойствам, являются близкими аналогами обычных купюр, будучи анонимными, непрослеживаемыми, размениваемыми и т.п. Эти свойства реализованы на уровне интеллектуальных протоколов передачи данных высокого уровня. Первоначально, усилия разработчиков были направлены на создание как можно более мощной системы платежей, без адекватного приложения усилий к юридическим и маркетинговым аспектам.

Как было отмечено Ричардом Кроном, вице-президентом Cybercash Inc., www.cybercash.com, технология электронных наличных развивалась "неправильным" с точки зрения банкира путем - сначала аналитики показали возможность эмуляции обычного денежного оборота средствами интеллектуальных протоколов, а затем уже началась работа по формализации разработанных процедур в рамках существующего законодательства и потребительских стереотипов.

В ходе этого процесса стихийно образовалась следующая схема. В центре ее находится Интернет-банк. Таких банков может быть несколько, при этом они или образуют жесткую иерархическую структуру или, являются равноправными, как, например, в системе PayCash www.paycash.ru. Банк эмитирует электронные купюры, которые, по сути, являются обязательствами этого банка на определенную сумму. Интернет-банк гарантирует свободное хождение этих обязательств (то есть поддерживает систему технологически), их качество (гарантию от подделок и прочее) и конвертируемость (возможность в любой момент поменять электронные деньги на обычные или наоборот). Далее Банк продает всем желающим эти обязательства за обычные деньги. Обязательства используются для оплаты товаров через Интернет, или другим способом, после чего их конечный получатель конвертирует их в Интернет-банке обратно в традиционные деньги, наличные или безналичные.

В этой схеме практически нет электронной специфики. Человек, знакомый с банковскими операциями, легко увидит в ней аналог обращения банковских обязательств, например векселей на предъявителя. Собственно, первыми попытками легализации электронных наличных и были попытки заявить их как традиционные инструменты в бездокументарной форме. К сожалению, эти попытки оказались неудачными.

Дело в том, что банковское законодательство является одной из наиболее формализованных отраслей права. При этом большинство деталей банковских обязательств детально оговорены. В целом они легко переносятся на бездокументарную основу, но какая-нибудь мелочь неизбежно встает неодолимым препятствием. Попробуйте, например, взимать с электронных наличных-векселей гербовые сборы. Правомерность применения электронных векселей не удалось отстоять даже Новосибирской области, имевшей развитую систему поддержки обращения этого инструмента.

При этом существует множество лазеек, которые позволяют эти ограничения обойти, но вполне определенной ценой. Возможность существования в России платежной системы в условиях практического отсутствия сколько-нибудь полного и последовательно описывающего ее законодательства блестяще подтвердила история распространения кредитных карт. Оборот электронных платежных систем оказалось возможным легализовать для государственных органов, интерпретируя его в существующих терминах (например, как агентской деятельности), ценой потерь в функциональности. При этом в зависимости используемой юридической схемы, страдать могут или гарантии покупателя, или гарантии Банка, или полнота функций системы. Иными словами, такие меры хороши для решения локальных задач, например запуска платежной системы какого-либо провайдера или Интернет-магазина. С другой стороны, ни один из крупных игроков на рынке электронных платежей не ставит своей целью решение таких локальных задач, рассчитывая на масштабное введение системы.

Поэтому сейчас юридическая деятельность сконцентрирована именно на создании полностью легальной прозрачной концепции обращения электронных наличных. Деятельность ведется в двух направлениях. Во-первых, концепция клубной системы. Это означает, что вместо документа на государственном уровне разрабатывается пакет договоров, принимаемый всеми участниками системы. Законодательство не накладывает существенных ограничений на такие договоры, что позволяет использовать, например, корпоративные аналоги векселей. Основной трудностью здесь является стыковка с налоговой системой. Признав определенный договор корпоративным, мы автоматически выводим его из сферы генерального банковского законодательства и, тем самым, попадаем под все налоги с обычных операций, включая НДС. Это обстоятельство не является фатальным, но чрезвычайно затрудняет бухгалтерское сопровождение системы.

Более длительным, но неизбежным процессом является создание государственного законодательства по бездокументарным обязательствам и бездокументарным инструментам в целом и принятие соответствующих документов для банков и иных кредитных организаций. В настоящий момент такое законодательство активно разрабатывается http://feast.fe.msk.ru/libertarium/eldoc/index.html. Некоторые документы уже приняты, и можно надеяться на то, что в следующем году будут зарегистрированы первые инвесторы таких обязательств.

В качестве обратной связи такие разработки, вероятно, вызовут отказ от описанной выше схемы Интернет-банка в пользу его дробления. На его месте появятся относительно независимые компании: оператор, осуществляющий технологическое обслуживание системы, компания-эмитент, выпускающая электронные деньги, компания-брокер, конвертирующая ЭД в обычные и наоборот. Далее, в эту схему будет включен банк, работающий со средствами, соответствующими обращаемым в системе обязательствам, и компания-страховщик, страхующая от технических рисков (сбой системы) и от рисков ликвидности (в случае финансовых проблем у компании-брокера или банка). Законодательство будет описывать права и обязанности каждого из перечисленных субъектов. Разумеется, на определенном этапе ряд функций будет совмещаться.

При наработке таких документов успешно используется российский и зарубежный опыт законотворчества по смарт-карточкам, дорожным чекам и другим формам отчуждения средств. Специфика электронных платежей вносит в такую юридическую практику некоторые новые моменты. Например, с помощью электронных наличных можно полностью аудировать сам процесс платежа, что делает ненужным сложную контрольную и отчетную систему, бытующую в карточном обороте. С другой стороны, для электронных наличных более остро стоит проблема мгновенной верификации и вытекающие из этого права и обязанности сторон.

При разработке этих документов неизбежно встает вопрос о роли электронных денег в государственной финансовой системе. Очевидно, в силу крохотной доли электронных денег в общем финансовом обороте, в близком будущем они не будут способны повлиять на денежную систему в целом. В то же время, в принципе, высокая скорость обращения и легкость эмиссии и конвертации электронных денег делают их эффективным средством воздействия на финансовую систему. Несомненно, большая роль в итоговых документах будет уделена валовому контролю обращения электронной наличности и сопряженных денежных средств.

Таким образом, можно с большой долей вероятности предсказать следующие направления развития соответствующих юридических документов. Во-первых, компании, действующие на этом рынке, будут создавать свои концепции платежей, используя текущее законодательство. Во-вторых, в результате синтеза таких попыток и независимой деятельности аналитиков будет создана некая общая юридическая концепция электронных платежей на государственном уровне и будет принят соответствующий закон или законы. Наконец, на основе этого законодательства будут разработаны соответствующие нормативные документы, описывающие как общие аспекты такой деятельности, так и ее существующей финансовой и налоговой системе. Есть основания оптимистично оценивать перспективы и сроки этого процесса. В России практически отсутствует торможение новых систем устоявшимися платежными схемами. Можно верить, что окончательное становление законодательства по электронным платежам ненамного отстанет от окончательного становления законодательства по таким "традиционным" инструментам как платежные карточки или дорожные чеки.

ВСТАВКА 1. Рыночные перспективы электронных наличных в России.

Для оценки рынка электронных платежей можно привести простой расчет по микроплатежам. Традиционные механизмы, как известно, плохо приспособлены для небольших платежей, и можно надеяться, что системы электронных платежей практически полностью захватят этот рынок. Для примера возьмем сайт www.anekdot.ru, посещаемость которого составляет примерно 20000 человек в день. Очевидно, что если за каждое посещение будет взиматься плата в 1 цент, удобным и простым для посетителя способом, то число посетителей не уменьшится сколько-нибудь заметно. Тогда сайт, после подключения к системе электронных платежей, начнет приносить 6000 долларов в месяц. Вероятно, и плата в 5 центов за посещение не покажется чрезмерной, тогда сайт без всяких усилий будет приносить создателям 30,000 долларов в месяц. Я подчеркиваю слова "без всяких усилий", поскольку некоторая коммерческая реорганизация сайта может увеличить эту цифру вдвое без потери аудитории. Если взять первую двадцадку на Раблере, мы получим 150000 посещений в день, то есть 45,000/225,000 долларов в месяц. В число таких прибыльных сайтов попадают не только сборники анекдотов, но и Интернет-версии газет и журналов, прогнозы погоды, многие Интернет-проекты и так далее. Важно, что для хорошо разработанной системы электронных платежей "коммерциализация" сайта не требует практически никаких программных усилий, что позволяет делать коммерческими даже персональные относительно мало посещаемые сайты.

Во время обсуждения этой оценки я встретил возражение, что даже оплата посещения в 1 цент может отсечь часть малоимущих клиентов, создаст трудности с размещением рекламы и так далее. Мне кажется, что оплата в 1 цент за посещение, при условии, что она будет производиться простым способом, не уменьшит число посетителей. Некоторое ограничение будет связано с корпоративными пользователями, так как установка электронных кошельков на офисных компьютерах будет приветствоваться не всегда. Тем не менее, такие проблемы будут с лихвой компенсированы потоком капитала в бесплатные, бесприбыльные и убыточные ранее сайты и их развитием. Нынешний Интернет-бизнес, кроме провайдерства возможно, тормозится отсутствием стабильных денежных потоков, и любое новое средство для их привлечения крайне важно.

С любезного позволения Редакции я хотел бы сделать роль электронных денег в маркетинге темой следующей статьи.

Вставка 2. Digicash - история взлета и падения

Digicash Inc была создана 8 лет назад Дэвидом Чаумом (David Chaum), культовой личностью для аналитиков, разрабатывающих системы электронных платежей, бывшим профессором Калифорнийского университета. Дэвид Чаум был одним из первых, показавших необходимость создания в Сети механизма платежей, аналогичного по свойствам обыкновенным наличным. Разработанная им система электронных платежей eCash вызвала широкий резонанс уже в 1994 году, по мере того как банки и компании начали разрабатывать коммерческие ресурсы в Интернете. После серии демонстрационных разработок, Чауму удалось создать сеть банков, включающую Deutsche Bank, Den Norske Bank, Bank Austria, Advance Bank of Australia и Mark Twain Bank of St. Louis, эмитирующих электронные наличные.

Однако к 1997 году стало ясно, что данные проекты продолжают оставаться в стадии опытной эксплуатации, вместо того, чтобы привлекать реальные денежные потоки. Компания была существенно реорганизована с привлечением венчурного капитала. В компанию были привлечены "профессиональные менеджеры с опытом работы в сфере платежных систем".

К сожалению, принятые меры по "маркетизации" компании не дали нужного эффекта. После того как Mark Twain Bank был поглощен Mercantile Bancorp. of St. Louis, представители последнего прекратили участие в проекте Чаума, заявив, что "5000 пользователей данной системы не создали сколько-нибудь заметного потока капиталов". После этого DigiCash закрыла отделение в Амстердаме и резко сократила штат. Наконец, 4 ноября компания фактически объявила о своем банкротстве.

В рамках врезки невозможно даже кратко описать реакцию на это событие. Несмотря на свою ничтожную долю в мировом финансовом обороте, рынок электронных платежей через Интернет вовлекает в себя множество людей и компаний по всему свету и крах Digicash во многом повлияет на их планы. Впрочем, при всем разнообразии высказанных мнений, их объединяет вера в неизбежность дальнейшего развития концепции электронных наличных и ее важность для развития платежных систем.



http://www.emoney.ru

Мошенничества, обман, спам и пиратство в интернете. Предыдущая статья  Предыдущая статьяСледующая статья  Мошенничества, обман, спам и пиратство в интернете. Следующая статья
Мошенничества, обман, спам и пиратство в интернете. Информационная часть

Ещё 5 статей на тему "Платёжные системы"


Последняя миля

Александр Хорошилов, ”Городская платежная система”: ”Понятие ”список провайдеров” потеряет смысл”

Электронное государство: долго ли, коротко ли…

Фарид Исмаилзаде: ”Уже в сентябре граждане Азербайджана смогут делать первые online-покупки”

Рынок терминальных платежей: Банки готовы занять место агентов

Все статьи на эту тему ...



Комментарии к статье: "Электронные наличные как субъект законодательства"


Ваше имя:


Комментарий:


Введите код изображенный на картинке:
 



  Rambler's Top100